Музеи ВГИ

Zarizinlaminata - Царские пластинки

Автор текста: к.г.н., доц. Ярков А.А.

Согласно последним исследованиям А.А. Яркова установлено для уникальных гигантских размеров одноклеточных организмов новый тип царицынламинаты (Zarizinlaminata), куда вошла вендская фауна (Dickinsonia, Pteridinium, Solza Ventogyrus, Vendia, Yorgia, Vaveliksia, Charnia, Spriggina и проч. подробнее см. тут), строматолиты, строматопораты, хететиды, клаудины, соленопоры, ундгореллы, вольбортеллы, сальтереллы, в том числе ветвистые Callionasafalsus (Kallionasafalsus) serpentina, радиально-лучистые Florilapis luxuriaster, цилиндрические и членистые Rossica volborta. В результате длительных тафономических, экологических, морфо-функциональных, исследований, в том числе  слоевищ на сканирующем микроскопе, выяснено, что у царицынламинат отсутствовал фотосинтез, отчего автор пересмотрел прежнюю точку зрения  и не стал относить Zarizinlaminata к водорослям. Но от этого ценность  открытия огромной группы ископаемых бентосных морских организмов, возможно связанных генетически с фораминиферами или грибами,  только увеличивается. Из сказанного выше следует:

1 —  вендобионты имели агглютинированный скелет, и они не относятся к многоклеточным животным;

2 – у некоторых царицынламинат присутствует модульный принцип роста;

3 — строматолиты обладали агглютинированным скелетом. Их филогенетические линии не связаны с сине-зелеными водорослями (цианофитами). У строматолитов отсутствовал фотосинтез, и они не являлись в криптозое поставщиками свободного кислорода в атмосферу;

4 —  все ветвистые царицынламинаты (Zarizinlaminata) произошли от листовидных форм;

5 —  многие округлые известковые сферолиты (царицынбиолиты), называемые «конкрециями» или «стяжениями», а также stylolite и структуры cone-in-cone, несмотря на присутствие  между ламинами значительного количества пелитового и псаммитового материала имеют биогенное происхождение;

6 — stromatopora, chaetetida, stylolite, структуры cone-in-cone могут быть поздними филогенетическими линиями строматолитов;

7 —  предметом изучения науки - палеоихнологии  могут быть только следы рептилий или млекопитающих, копролиты,  погрызы на костях, следы сверления моллюсков, червей, губок, водорослей в  раковинах, древесине, известняке.

Все критические замечания и возражения, обоснованные на фактах по поводу статьи можете присылать на электронную почту автора mozazaur@yandex.ru или почту музея museum@vgi.volsu.ru

Возражения необходимо подтвердить личными наблюдениями и доказательствами. Те обоснования, предложенные в разное время Зейлахером, Вяловым, Барабошкиным, Геккером, Дроновым и проч. к рассмотрению не принимаются. Эмоциональные отзывы просьба не присылать, автор также переполнен эмоциями, причем сдобренными  корректным юмором.

Заранее хочется сказать, что на критические отзывы автор не надеется. В наше время даже в  Палеонтологическом обществе при Академии наук принято не замечать проблему, по детски закрыв глаза ручками, а вдруг она тихонечко проплывет  мимо, и все, как и раньше будут жить спокойно. По ихнологии будут защищаться помпезные диссертации с ссылками на авторитетных Вялова и Зейлахера. И как 50 лет назад, в  ихнологических публикациях Академии наук будут устанавливаться ихнофации, биотурбации, ихноценозы и описываться  в глубокомысленном рвении по дыркам, пятнам и линиям на камне смешные до слез этологические ихнотаксоны с применением странной этологической классификации.

Ярков А.А. Zarizinlaminata - Царские пластинки. Современные проблемы географии: Сборник научных трудов по материалам Юбилейной региональной научно-практической конференции, посвященной 65-летию Волгоградского отделения Русского географического общества. Волгоград, 2015. — М.: Планета, С. 55-105 Скачать (2120 hits)

Yarkov A.A. Zarizinlaminata (Annotation)
Скачать (1084 hits)​

For approximately 10 years, I have been studying fossils of enigmatic creatures of the Protista kingdom, which I consider among the type Zarizinlaminata (Zarizin is in honour of Tsaritsyn, the former name of the city of Volgograd; and lamina is a botanic term meaning the flat part of a leaf, an organ of a plant), and still I am not able to cease to marvel at them. Approximately 3.5 billion years ago, long before embryophytes (higher plants), within the Archean Eon, ‘tsar’s laminae’ were the first to create a genuine skeleton that protect the vulnerable cytoplasm from baneful solar radiation and aggressive anaerobic high-grade salt marine environment. The skeleton slightly resembled the alike formations in the other known organisms. It had an unwanted structure in the form of a flat leaf or lamina a few microns (micrometres) thick, and its microstructure can be compared to corrugated fibreboard, penetrated with longitudinal canals and pores (Pic. 1). It was these canals and pores where a multinuclear cytoplasm was taking refuge.

Various representatives of the Zarizinlaminata learnt to build inherently complicated colonial installations, somehow resembling bioherms of moss animals and corals, of single cells, covered with lime(stone) (CaCO3), at the bottom of the Tethys Ocean. These biogenic lamellar structures (there are also abiogenic lamellar structures) were hiding the floor of limans (estuaries), of which bacterial communities had made a home, and windless bays, surrounded with lifeless dry land, from the Archean scorching sun.

So, a detailed study of the morphology of ancient stromatolites, thalli Callionassafalsus serpentine Yarkov, Florilapis luxuriaste Yarkov, Rossica volborta Yarkov and other representatives of the Zarizinlaminata, also the spread of these organisms in time and space allow to conclude that 3.5 billion years ago coastal areas of the World Ocean became inhabited by the lamellar colonies of unicellular organisms which had a sufficiently complicated structure and were not capable of photosynthesis. Growth of the lamellar colony could be implemented in the process of the cytoplasm division followed by covering unprotected parts of the organism with agglutinated material. Testate amoebas (Testacea) are one of the obvious examples.

For much of the Earth's history, bioherms of the Zarizinlaminata had been playing a key role in the cycle of organic and inorganic matters of the planet. The Zarizinlaminata have formed the thickest limestone deposits. Their porous fronds (thalli) were wonderful collectors of organic kerogen (see shale oil), phosphates (see formation phosphorites and nodular phosphorites), iron ores (see ferruginous quartzites or jaspilites), and glauconite.

Within the Proterozoic, they learnt to form morphologically and symmetrically complicated skeletons that could compare with the symmetry of multicellular organisms and foraminifera from lamellate elements. However, despite having some resemblance to the symmetry of foraminifera, the Zarizinlaminata were a group of simple organisms, isolated from the Sarcodina. Their isomeric growth was based on a different principle than the growth of other organisms, for example, due to ‘twisting’ of the laminae into a three-dimensional figure in the process of ontogenesis and consecutive budding of modules. The Vendian Dickinsonia, Ventogyrus and Florilapis are the perfect illustration of such a growth.

Рис. 1. Фиг. 1, ветвистый таллом Volgogradella spartanica Yarkov (эоцен, Спартановка, Городище, г. Волжский, берег р. Ахтубы); (2-9), фотографии на сканирующем микроскопе с торца того же таллома; 2, гладкая ламина, покрытая кокками 3 мкм в диаметре, возможно, пурпурных цианобактерий; 3-4, кокки 3 мкм в диаметре; 5, тонкие ламины, между которыми плотно упакованные коккоидные клетки, 3-4 мкм в диаметре; 6, кокки напоминают клетки из трихом цианобактерий; 7-8, тонкая, пористая ламина 5-7 мкм в толщину с продольными более или менее упорядоченными швами, порами и углублениями, в которых могла находиться цитоплазма; 9, скрученная пластинка; 10, гранулированный (обломочный) материал более 5 мкм в диаметре. Кроме того, на торцевой поверхности таллома обнаружены отпечатки от растворённых раковин мелких фораминифер 150, 200 мкм в диаметре, редкие трубчатые спикулы губок, фрагменты известковых пластинок и зёрна терригенного материала (10). На латеральной поверхности сконцентрированы кремневые раковины диатомовых водорослей (11), которыми питалась волгограделла.

Ярков А.А. О чем рассказывает коллекция остатков уникальных ископаемых организмов Zarizinlaminata - грибы Fungi?, лишайники Lichenes?, Xenophyophora?. — Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2017 — 243-288 с. Скачать (377 hits)

Yarkov A.A. What does a unique collection of the remains of fossil organisms (Zarizinlaminata, Fungi, Lichens, Xenophyophora) in the exposition of the "Evolutionary Ecology and Archeology Museum" of Volzhsky branch of VolSU tell us about? (Annotation), 2017 г.

Скачать аннотацию / Download the annotation (36 hits)

Скачать статью / Download the article (377 hits)

Скачать приложение (458 hits)

 
Иллюстрации из приложения (с исправлениями)

Рис. 1. 1а,1б,2 – Cryptozoon minnesotense  Winchell, 1886; 3-8 – Eozoon canadense Dawson, 1865;  9 –11 – Eophyton  linnaeanum Torell, 1868; 12,13 – Arumberia banksi Glaessner; 14 – Girvanella, ламинированные карбонатные конкреции,  Steele, 1825; 15 – Cryptozoon bassleri Winchell, 1885. Обратите внимание на сходство линейных структур эозоон(4), эофитон (10,11)​ и арумберия (13).

Рис. 2. 1-4 – фораминиферы Miniacina miniacea с высоким содержанием магния; 5-9  –  слоевище Solenopora, диаметр гофрированных трубок 35 мкм;  10-14 – трубки и желобки в талломах  Stratifera, Colonella, диаметр трубок 5 мкм (Литвинова, Сонин, 2013); 15,16, – Ungdarella uralica Maslov, 1956; 19,20, 22,23 – Ungdarella uralica (Иванова, 2013); 21,17 – Komia; 18,24 – Donezella (Маслов, 1956).

Рис. 3. 1,6 – фрагменты талломов Melobesispirella bilateria Yarkov. Таллом состоит из двух рядов сегментов, последовательно почкующихся друг от друга, обратите внимание на фигуру 1б, которая состоит из 3 модулей; 7, 14  – фрагменты билатеральных талломов бесконечного роста Cruziana; 8-13 – Pteridinium (синонимы: Ventogyrus, Inkrylovia, Onegia); 15 – двурядная  фораминифера Textularia; 16 – линейный  таллом  бесконечного роста Arthrophycus; 17 –  таллом Rusophycus является утолщенным слоевищем Cruziana; 18 – Palaeoplatoda segmentala невозможно отличить от Cruziana.

Рис. 4. 1-9 – изогнутые ветви Volgogradella rudnya Yarkov палеоихнологи относят к виду Rhizocorallium jenense; 10-11 – схематическое изображение показывающее, как от линейного таллома Volgogradella rudnya почкуется Rhizocorallium jenense; 12 – спиральный таллом  Gyrolithes davreuxi всего лишь вегетативная ветвь рода Volgogradella; 13 – линейная скульптура на слоевище изогнутого таллома Volgogradella rudnya; 14 – Rhizocorallium winnovka Yarkov,  14г – на срезе хорошо выделяется слоистость трубок.

Рис. 5. 1-5 – чехлы Indumentum cultellus Yarkov, обратите внимание, что трубка присутствует не всегда и она разных очертаний  (4, 5); 7-15 – Rhizocorallium puerulus Yarkov; 6 - схематическое изображение модульного таллома с изогнутыми перекладинами в форме повернутых вниз желобков (11). Обратите внимание, что трубка также отсутствует (9), либо она слабо выражена (13). Нередко контуры у трубок овальные, чего мы не наблюдаем у жилых трубок насекомых и червей.

Рис. 6.  1-9 – схематическое изображение Florilapis luxuriaster, фото плодов (3) или, кому как нравится, они же по замыслам палеоихнологов фекалии Tomaculum problematicum, рост таллома флорилапис в двух направлениях (7), дихтомически ветвящийся осевой таллом (6), от базальной поверхности почкуется юный таллом (8), схематическое изображение вегетации таллома (5,9); 11-16 - Rossica volborta, схематическое изображение россики на тонкой ножке (11,12), продольный срез россики (13), членик россики (14), таллом россики на тонкой ножке (15). Палеоцен Серафимовича, средний эоцен «россиковый горизонт», Волгоградская обл.; 17 – тип рода Duodecimedusina, девон США; 18,19 – радиально-лучистые талломы Duodecimedusina romanticus Yarkov, палеоцен Серафимовича; 20,21 – таллом Brooksella arthrophycusformis Yarkov, нижний мел, р. Жане, от общего центра отходят ветви с поперечной скульптурой как у Arthrophycus  (21а, 21б).

 

Приложение из статьи. Не менее важными и по-своему уникальными вегетативными элементами Florilapis luxuriaster являлись своеобразные органы бесполого размножения – эллипсовидные напоминающие зерна риса или оогонии харовых водорослей тела до 3 мм в длину, которые лишь условно названы мною «плодами». Подобный термин «fruits» в 1913 г. употребил Wieland при описании Cryptozoon (см. выше). В работе М.М. Голлербаха термин «плод» был предложен для цист зеленых водорослей. Побеги с цистами названы фертильными (плодносными) побегами («Жизнь растений. Водоросли, лишайники», 1977 г., с 303) (рис.6; 2,7, см. ниже).

Плоды располагались как на поверхности базальных лопастей флорилаписов, так и на вертикальных ветвях, чем отдаленно напоминали фертильные (плодоносные) побеги некоторых дазикладовых водорослей. Причем «плоды» флорилаписов, как это не парадоксально звучит, могли и сами «размножаться», создавая на морском дне комковидные талломы и вертикальные структуры в форме цепочки. «Плоды» кажутся гладкими, но при большом увеличении на сканирующем микроскопе чётко видна агглютинированная поверхность из кальцитовых (впоследствии замещённых кремнезёмом) чешуек, зёрен, пластинок и ромбических кристаллов, возможно принадлежащих бариту. Рубашка «плодов» имеет поразительное сходство с агглютинированным материалом, окружающим протоплазму клетки некоторых фораминифер. В современном мире нет ничего подобного. Такие же плоды обнаружены внутри и снаружи ветвей Melobesispirella polunika (Ярков, 2008; рис. 6), Volgogradella tetis, Callionassafalsus serpentine и в каналах крупных желваков Solenoporaformis (Ярков, 2015, рис. 7; 4, 7). Масловым обнаружены внутри девонских желвачков Solenopora spongoides и Archaeolithothamnium скопления похожих эллипсовидных образований до 150, 200 мкм в длину, которые определены им как органам размножения – концептакли или спорангии. Эллипсовидные образования имеют самостоятельную оболочку и окружены наклонными нитями.

В палеоценовых отложениях близ ст. Суводской автором собраны нити, полностью состоящие из расположенных хаотично «плодов». Но не спешите поздравлять меня с открытием. Палеоихнологи и здесь проявили научное чутье, и эллипсовидные, достойные уважения продукты бесполого размножения царицынламинат сроднили с фекалиями червей и ракообразных. Вначале плоды описывались как яйца брюхоногих моллюсков или трилобитов (eggs trilobites). Затем их стали принимать за фекальные пеллеты (Coprulus fecal pellets) или фекальные заполнения нор (pellet-filled burrows) и давать им такие романтичные названия как Syncoprulus, Alcyonidiopsis pharmaceus. Для скопления «плодов», язык не поворачивается их называть фекалиями, установили ихнотаксон Tomaculum problematicum. Замечательный отечественный геолог Р.Ф. Геккер в «Ведени в палеоэкологию 1957 г, с. 41», поместил фотографию из карбона р. Онега эллипсовидных плодов (в сечении они круглые) с аннотацией «норка роющего животного, заполненная экскрементами (копролитами) морских беспозвоночных (червей или моллюсков)».

Чтобы реабилитировать в глазах палеонтологической общественности честное имя «плодов» автор занимался изучением внешней формы пеллет современных крабов, моллюсков и рыб. Теперь с уверенностью можно сказать, что колбасковидные пеллеты беспозвоночных даже внешне не напоминают плоды флорилаписов.

Подробнее см. в видеофильме "Природные фантазии". Фигурные камни, конкреции-стяжения, биожелваки, царицынсферолиты

 

Иллюстрации из статьи Яркова А.А. «Zarizinlaminata - Царские пластинки»

Рис. 1. Фиг. 1, ветвистый таллом Volgogradella spartanica Yarkov (эоцен, Спартановка, Городище, г. Волжский, берег р. Ахтубы); (2-9), фотографии на сканирующем микроскопе с торца того же таллома; 2, гладкая ламина, покрытая кокками 3 мкм в диаметре, возможно, пурпурных цианобактерий; 3-4, кокки 3 мкм в диаметре; 5, тонкие ламины, между которыми плотно упакованные коккоидные клетки, 3-4 мкм в диаметре; 6, кокки напоминают клетки из трихом цианобактерий; 7-8, тонкая, пористая ламина 5-7 мкм в толщину с продольными более или менее упорядоченными швами, порами и углублениями, в которых могла находиться цитоплазма; 9, скрученная пластинка; 10, гранулированный (обломочный) материал более 5 мкм в диаметре. Кроме того, на торцевой поверхности таллома обнаружены отпечатки от растворённых раковин мелких фораминифер 150, 200 мкм в диаметре, редкие трубчатые спикулы губок, фрагменты известковых пластинок и зёрна терригенного материала (10). На латеральной поверхности сконцентрированы кремневые раковины диатомовых водорослей (11), которыми питалась волгограделла.

Рис. 2, фиг. 1-5, габонионты; 1, наблюдается билатеральная симметрия; 2, радиальная симметрия; 3-5, деление габонионт в процессе онтогенеза на две особи; 3-7, фигурные образования на нижней поверхности пласта Aeltonella laminita; 8-10, залегающие в известковистой глине с дорсовентральным строением Aeltonella figurate; 10а, 10б, почкующийся (имеющий две части) таллом с ребристыми боковыми зонами, и линиями роста на выпуклой нижней поверхности (10б). Длина ладьевидного таллома (10б) около 40 см. Стрелками указано направление роста от общего центра. Похожий рост у габонионт (фиг. 4). Рис. Яркова А. А.

Рис. 3. Неправда ли, габонионта (1) напоминает Atakia vermiformis, описанную из венда Подолии (Украина) в качестве остатков многоклеточного животного. Обратите внимание, что цепочка из почкующихся габонионт (4) имеет поразительное внешнее сходство с современными однорядными фораминиферами Calos chalazius (3) и Catena periformis (5), а также с почкующимися плодами на ветвях Florilapis luxuriaster (6); на фигурах 7, 8, 9 стрелками указано направление роста лопастей. Рис. Яркова А. А.

Рис. 4. Фиг. 2, модель процесса свёртывания пластинчатого слоевища Udokania в трубочку. Обратите внимание на рисунки сечений ветвистых и не ветвистых удоканий (3). На рисунках вы не найдёте идентичных контуров сечений. Осевые полости в талломах у многих удоканий отсутствуют, так что «трубками» их назвать нельзя. На фигуре 4 сечение далёкое от цилиндрического. На фигуре 7 в сечениях наблюдаются полости, однако, контуры осевых полостей аморфные, местами почти квадратные, стенки трубочек различной толщины. У трубок червей и кишечнополостных по ряду морфофункциональных причин полость трубки всегда круглая и стенки имеют более или менее одинаковую толщину. На фигуре 6 мы видим удоканию без осевой полости, причём с квадратным сечением; 9, дихотомичное ветвление таллома (Вильмова, 2011); 11, конический таллом почкуется от пластинки; 16, слоистая структура таллома с поперечными перегородками, как и на фигуре 8. Все рисунки кроме 8,9 Яркова А. А.

Рис 5. фиг. 1, 2, переплетение тончайших ламин до 5 мкм толщиной на талломе вендской клаудины из Сибири (Zhuravlev et al, 2012); 4, 5, стенка трубки Pechengia melezhiki (Розанов и др., 2011) не более 5 мкм в толщину. Внутри трубки наблюдается гранулированный материал, в котором, возможно, также находилась цитоплазма (протерозойский фосфорит Кольского п-ва); 6, внутреннее (модульное) строение таллома Cloudina из венда Китая без обвёртки;7-13, трубки Stylinalites cloudinamorfis из палеоценовых отложений Волгоградской обл. явно имеют слоистую поверхность (11); 7, толщина ламин, составляющих структуры вокруг трубок Stylinalites cloudinamorfis не более 0,1 мм, тем не менее, в микроскопических порах ламин находилась цитоплазма. Обратите внимание на фиг. 9, где трубочка вырастает из крупнопористой структуры. На фиг.13. мы видим, как из ламины скручивается трубочка чуть более 1 мм в диаметре, палеоцен, Горный Балыклей. Фото 7-12 Яркова А. А.

Рис. 6. фиг. 1-4, 8, различные представители кустарниковых фораминифер Arborammina, Stanomma, Aschenomella, Rhisammina; 5, ветвь лишайника Cetraria; 6, 7 ветви Stylinalites и Callionassafalsus; 8, ветви Spiculammina; 9, ветвь багряной водоросли Amphiora. Обратите внимание в отличие от водоросли и фораминифер многие ветви Callionassafalsus росли параллельно субстрату и даже имели наклон в сторону субстрата. Данный факт имеет огромное морфоэкологическое значение. Стрелками указано направление роста ветвей. Рис. Яркова А. А.

Рис. 7. Обратите внимание на гранулированный состав плодов из пластинчатых и зернистых минеральных зёрен. Цитоплазма находилась в полостях и порах; 4а, овальный таллом Solenopora с упорядоченным строением трубчатых нитей, пронизанный ирригационными каналами (5б), зачастую заполненными плодами (1, 2, 3, 4б, 7); 4б, канал с плодами из таллома 4а (обведено кружочком); 1, 2, 3, плоды, извлечённые из канала 4б; А, Б, В – ткань плодов 1, 2, 3, При большом увеличении видны пластинчатые и коккоидные кальцинированные структуры и поры между ними; 5а, внешний вид, 5б, схематическое изображения Solenopora в разрезе; 6, схематическое изображение базальной поверхности розетковидной Florilapis luxuriaster с плодами, биотопы крупнозернистых песков, эоценовый отдел, царицынская свита, окрестности Волгограда; 7, желобок другой Solenopora, заполненный плодами. Фото Яркова А. А.

Рис 8. Обратите внимание на внешнее сходство раковин фораминифер и Stylinalites margarite Yarkov (5, 7, 8). Впрочем, стелющийся таллом Stylinalites из цепочки сферических слоевищ был покрыт общей корой, чего мы никогда не наблюдаем у фораминифер (1-3); 4, таллом Arthrodendron diffusum из овальных цепочек; 6, Aschemonella carpathica (мел Румынии). Рисунок на дорсальной поверхности Stylinalites (11) напоминает рисунок на раковине фораминифер Bolivina (9) и на базальной поверхности эдиакарских организмов (10, 12). Рис. 5, 7, 8, 11, 12 Яркова А. А.

Рис. 9. Билатеральное почкование талломов (модулей); 1, модульное строение таллома Callionassafalsus; 2, 3, 9, 10, почкующиеся талломы на базальной поверхности Aeltonella laminita выдаются за ядра ходов вендских животных; 4; раковина современной фораминиферы; 6, 7, почкование модулей Volgaorbis sagalaevi в форме желобков, поперечное сечение желобка (5); 8, почкование грушевидных модулей Tamanica marina Yarkov, характерных для миоценовых Aeltonella laminita Таманского п-ова, п. Волна; 11, 17, модульное строение таллома Melobesispirella polunika и образование из чашевидных модулей вертикальных трубок за счёт скручивания. Различное строение талломов (12-20); 12, 13, 14, 16, верхушечный рост таллома Melobesispirella eltoniella; 18, 19, 20, модульное строение Rossica volborta, чашечки растут вогнутой стороной вверх; 21, схема билатерального почкования модулей; 22, 23, талломы Florilapis с латеральной (23) и вентральной стороны (22). Рис. Яркова А. А.

Рис. 10. фиг. 1, 3, ископаемый Antrimpos и современный Callionassa; 2, 4, клешни современного (2) и эоценового (4) Callionassa. Обратите внимание на высокую амплитуду изгибов (не свойственных для талломов стилинолитицей), расположенных в хаотичном порядке вертикальных нор и, отсутствие каких либо штрихов или шишечек на их поверхности (5, 6), эоцен, пос. Городище. У нор современных рачков (7) присутствуют верхние подковообразные ответвления, выполняющие определённые функции. Подобных структур нет у ветвей Callionassafalsus, так что сравнивать их с норами, по крайней мере, неуместно. Амплитуда изгибов на норах современного (7б) и эоценового рака (6в) идентична; 9, 10, эоценовые ризокораллумы с дорсальной (9) и вентральной (10) поверхности; 8-12, схематическое изображение строения талломов ризокораллумов; 13, деталь таллома протерозойского строматолита с серповидной формой роста, Московский палеонтологический музей. Рис. Яркова А. А.

Рис. 11, фиг. 1, 2, рисунки сетчатых талломов Callionassafalsus (палеоцен, камышинская свита); 3, 4, схематическое изображение возникновения из ветвей, сетки в форме палеодикцион у талломов Callionassafalsus; 5, сетчатый фрагмент таллома Callionassafalsus (эоцен, Дубовка); 6, сетчатая структура в талломе Callionassafalsus;7, сросшиеся талломы Callionassafalsus (эоцен, окрестности Волгограда);8, сросшиеся талломы Stylinalites (эоцен, с Оденье); 9, 10, плазмодии Hemitrichia serpula; 11, фораминиферы Sagenina frondescens с сетчатой структурой из ветвистых образований; 12, губчатая структура Sagenina frondescens; 13, губчатая структура пластинок Stylinalites cloudinamorfis (палеоцен, Горный Балыклей); 14, скрученный в спираль таллом Stylinalites (триас); 15, скрученный в плоскую спираль таллом Callionassafalsus , (альб, х. Верхнеголубинский); 16, Helminthoidichnites, рифей Иркутская обл. (Б. С. Соколов, 1972); 17, скрученный в спираль таллом Stylinalites (по Геккеру нора высшего рака Xenohelis, палеоген Таджикистана); 18, 19, скрученные в совместную спираль талломы Stylinalites (по Л. А. Несову – яйцевая капсула химеровой рыбы, сеноман Узбекистана). Рис. кроме 9, 10, 12 Яркова А. А.

Рис. 12, фиг А, схематическое изображение возникновения на базальной поверхности в процессе диагенеза из билатеральных (4) лопастей Florilapis радиально лучистого таллома; фиг. Б, схематическое изображение вегетативного размножения Callionassafalsus: призматическими структурами (1), плодами (2), листовидными структурами (3), плодами (4) и, быть может, ризоидными ветвями (5). Рис. Яркова А. А.

Рис. 13, фиг. 1, сложный радиальный морфотип из палеоценовых отложений Серафимовича; 2, Atollites caucasicus Sobolev; 3-8, различная стратегия роста у ветвей стилинолитицей; фиг. 10, призматические структуры, обнаруженные в талломе; 11, сечение клешни рака. Обратите внимание, что плоды имели разный диаметр и явно росли внутри без доступа света. Естественно, что в клешню проникали питательные вещества. Рис. Яркова А. А.

Рис. 14. 1, скрученный таллом Ventogyrus chistyakovi (Fedonkin et al, 2009); 2, Обратите внимание что членистые формы сохранности Iterichnus ternaru (2 ) и Palaeopascichnus delicate (7), описанные как ихнотаксоны, идентичны по своему строению с скрученным талломом, имеющим хорошо выраженные линии роста Stylinaliticeae (3), из эоцена Мамаева кургана; 4, ракообразный Opabinia norilica; 5, хитон (Chitonidae); 6, ихнотаксон Iterichnus ternarus; 8, 9, линии роста на талломах эоценовых Stylinaliticeae, Волгоградская обл.

Текст не вошедший в публикацию. «Плоды»

Нередко в самой ткани или в каналах Solenoporaformis, причем не выходящих на поверхность таллома встречаются своеобразные, приблизительно одного размера органы бесполого размножения – эллипсовидные, напоминающие зерна риса или оогонии харовых водорослей тела от 1 до 3 мм в длину. Подобные морфотипы характерны для ветвистых Callionassafalsus serpentine, Volgogradella tetis, Melobesispirella polunika и Florilapis luxuriaster, что лишний раз подчеркивает филогенетическую близость перечисленных выше царицынламинат.

Так как эллипсовидные образования не имели современных аналогов, в разное время они описывались, как «клеточные вместилища, обладающие внешними признаками тетраспор каменных багрянок» (Ярков, 2008), назывались  условно «плодами» (Ярков, 2009) или Sporangioformis (Ярков, 2011). В коллекции Яркова А.А. имеются  уникальные ядра  раковин гастропод, полностью состоящие из «плодов».

Эллипсовидные Solenoporaformis описывались как яйца брюхоногих моллюсков или трилобитов (eggs trilobites). Палеоихнологи и здесь проявили научное чутье, и эллипсовидные, достойные уважения продукты бесполого размножения царицынламинат сроднили с фекалиями червей и ракообразных(pellet-filled burrows, Coprulus fecal pellets). Новоиспеченным фекальным пеллетам даже присваивали благородные латинские названия: Syncoprulus, Alcyonidiopsis pharmaceus, Tomaculum problematicum. А теперь, предположим, что мы ненадолго согласимся с версиями палеоихнологов и попытаемся хотя бы мысленно заполнить через узкое отверстие мягкими фекальными пеллетами червей (разных размеров) клешню краба. Что, - фантазии не хватает? Позаимствуйте её  у палеоихнологов.

 

Особенно поражает фрагмент клешни краба переполненный эллипсовидными Sporangioformis (см. рисунок), причем разных размеров – наиболее крупные находятся в центре (Ярков, 2015). Судя по всему, вначале фрагмент клешни краба оброс с поверхности нитями Solenoporaformis. Лишь впоследствии в полости клешни сформировались предполагаемые органы бесполого размножения.

Изображение из видеофильма "Природные фантазии". Фигурные камни, конкреции-стяжения, биожелваки, царицынсферолиты):

Подробнее ознакомиться с экологией и филогенией  Zarizinlaminata вы можете в следующих публикациях: 

1. Yarkov A.A. Zarizinlaminata (Annotation)

Скачать (1239 hits)​

 
2. Ярков А.А. Zarizinlaminata - Царские пластинкиСовременные проблемы географии: Сборник научных трудов по материалам Юбилейной региональной научно-практической конференции, посвященной 65-летию Волгоградского отделения Русского географического общества. Волгоград, 2015. — М.: Планета, С. 55-105.

Скачать (2120 hits)

3. Ярков А. А. Мутовки для фольбортеллы из книги "Ожившие драконы". Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – С. 350-357.

Скачать (2388 hits)

4. Ярков А. А. Водоросли океана Тетис Волгоградской области // Стрежень: научный ежегодник. Вып. 6. – Волгоград: Издатель, 2008. – С. 91-113.

Скачать (2076 hits)

Иллюстрации из публикации:

Рис.1. 1 – палеозойские дазикладовые водоросли; 2 – современные дазикладовые; 3 современные каулерповые; 4 - колония Amicus sp., поздний карбон, ергенинские пески, окрестности Волгограда; 5,7,9 – дазикладовые из карбонатных пород каменноугольного периода, окрестности г. Фролово; 6 - Tercuemella aff. minima Masl., поздняя юра, окрестности оз. Эльтон

Рис.2. Остатки сифоновых и багряных водорослей принимаемые в разное время за следы жизнедеятельности. 1 – ветвистые ходы типа Chondrites; 5,6 – ассоциация Cruziana (Меннер; Макридин, 1988); 2-7 – радиально симметричные образования; 3-4 образования типа Spirophyton – Taonurus; 8 – косицевидный валик (Cauloerpites pennatus); 9 – заполнение хода (канала) проползшего животного; 10 - желобки – следы ползания животных (Геккер, 1935); 11 – часть ядра крупного хода роющего животного с большим количеством мелких ядер ходов червей (Савчинская,1982); 12 – скульптуру на коре таллома сифоновой водоросли из эоцена Поволжья невозможно отличить от «следов трилобитов» (13)

Рис.3. Плита песчаника, переполненная окаменевшими талломами водорослей, напоминающими ходы креветок Callianassa, Спартановка; 1-6 слепки и реконструкция ходов червей; 6 – ход червя огибает растущий таллом водоросли; 7 – клешня креветки Callianassa, кампан Полунино; 8,9 – характерные, покрытые бугорками талломы водоросли неизвестной принадлежности; 10 – современная креветка Callianassa в норе; 11 – схема норы.

Рис.4. 1 – отпечаток медузы, описанный А.Г. Вологдиным не возможно отличить от от-печатка водоросли Florilapis luxuriaster; 3 – реконструкция внешнего вида диплопоры; 4 – реконструкция Florilapis luxuriaster со стороны псевдоризоида; 5-9 остатки талломов водоросли; 10, 11 – неверные реконструкции внешнего вида Florilapis luxuriaster; 12 – Florilapis luxuriaster четырежды оплела псевдоризомом Rossica volborta; 13, 14 – прикрепление ри-зоидами к другой, уже сифоновой водоросли; 15,16 – сложенный вдвое таллом водоросли; 17а – окончательная реконструкция внешнего вида Florilapis luxuriaster, 17 б, г – клеточные вместилища, 17д - таллом Florilapis luxuriaster, состоящий из клеточных вместилищ; 18 – клеточные вместилища обладают внешними признаками тетраспор каменной водоросли литофиллум (21) 19 – ветвление мутовчатого стебля водоросли; 20 – размеры клеточного вместилища; 22 – не вполне оправданная реконструкция Florilapis luxuriaster с осевым слоевищем неограниченного роста; 23,24 – внешний вид современных багряных водорослей

Рис.5. 1 – клеточная структура таллома литофиллум и литотамнион (Давиташвили, 1949); 2,3 – литофиллум на стебле черноморской цистозиры; 3 – очевидно, карпоспоры литофиллум. Коллекция автора; 4,5 – соленопоры на поверхности одиночных кораллов. Пермский период, х. Шляховской; 6, 7 – церамиевые; а – ризоиды церамиум? Коллекция автора; 8,9 – черноморская Ceramium ciliatum на мидии; 10 - Archaeomelobesia lenticula sp. nov, сеноман, Алексеевский и Иловлинский р-ны; 13,14 – очевидно окатанная водоросль литотамнион (эоцен); 12 – современная мелобезия; 13 - Lithothamnion? в слое крупнозер-нистого песка. Берег Волги (эоцен), 13 (1,2) волокнистая структура поверхности той же водоросли, 14 – клеточные нити, контуры таллома с покровным слоем из нитей, и воз-можно, следы сверления на слоевище литотамнион сифоновой водоросли Halistis; 15 – Lithothamnion? Каменноугольный период, ергенинские пески. Сборы автора; 16 – Corallina brevispars sp. nov, высота 6 см, палеоцен Поволжья; 17 – современная Corallina officinalis

Рис.6. 1,2,4,9 – отпечатки слоевищ Melobesispirella polunika из различных стратиграфи-ческих уровней; 3 – ядро слоевища того же рода; 5,11 – цепочки из клеточных вместилищ Melobesispirella polunika; 5,6, 8, 10 – талломы Melobesispirella polunika из палеоценовых осадков окрестностей х. Полунино; 7 – таллом Melobesispirella eltoniella; 12 – клеточное вместилище Florilapis luxuriaster в соотношении с вместилищем Melobesispirella polunika (11); 13 – ветвистый таллом из палеоцена Кумовки имеет внешнее сходство с Melobesispirella polunika. Отличие в меньших размерах; 14 - перегородки внутри таллома Kallionassafalsus serpentina; 15,17, 18 – внутреннее строение таллома Stylinalites tubularis; 16,19,20 – вместилища с мелкими кальцинированными клетками; 21 – реконструкция таллома Florilapis syringosiphonia; 22 – Filiformis lydmila

Рис.7. 1 - Pseudoisis thamnos, нижний мел, барремский ярус, Красный Яр; 2 - Melius striula, каменноугольный период, г. Фролово; 3,4 - современные водоросли; 5-19 – Stylinalites tubularis; 5 – продольное сечение таллома; 8, 10, 17 – поперечное сечение; 9 – внешний вид коры; 10 – нити из кальцинированных клеток; 14 – 16 – разные стадии роста; 18 – расположение таллома в слое; 19 - таллом Stylinalites tubularis, нижний эоцен, с. Горная Пролейка; 20 – Stylinalites sp., сеноманский ярус Алексеевского р-на; 21 – современная ветвистая Galahaura

Рис.8. 1-12,17,18 талломы Stylinalites otschevi: 1, 8 – рисунок поперечного сечения; 7,10,12,18 – реконструкция внешнего облика; 10 – прижизненное положение талломов, царицынская свита, х. Челюскинец; 13 – таллом водоросли в сравнении с палеозойским одиночным кораллом; 14 – продольный разрез таллома; 15 - Stylinalites dendrаpara; 16 – клеточные вместилища; 17-18 – известковые талломы и реконструкция Stylinalites otschevi; 19 – остатки талломов и реконструкция внешнего вида Volgaorbis sagalaevi; 20,21 – таллом Volgaorbis phylloni

Рис.9. 1-6,12 Volgogradella tetis: 2- почкование «стеблей»; 3 – схематическое строение таллома, 5 – рост отдельных булавовидных стеблей; 8 - скульптура коры; 7-11,13 - Volgogradella archaios: 7 – стебель из маастрихтских мергелей, с. Щербаковка; 10 – «стебли» на теле таллома расположены хаотично; 13 - (вверху) - выражена параллельная скульптура коры;16 - современные водоросли

Рис.10. 1,2 – талломы Volgogradella albus; 3 – принцип роста клеточных нитей; 7 – отпечатки нитей на глине вокруг таллома; 14 – сечение прямо растущего таллома; 16 – схематическое расположение нитей

Рис.11. 1,2 – реконструкция внешнего вида Rossica volborta; 3 – почкование дочернего таллома; 4а – цилиндрический таллом Rossica sp.,4б – вогнутая сочленовая поверхность, 4в – каналы для выхода мутовок; 5,7 – различные формы талломов, 5б – отверстие осевого сифона; 8 – каналы с внешней стороны чашечек для выхода мутовок; 9 – строение каналов для выхода мутовок, покрывающих боковую поверхность таллома; 10 – ветвящиеся мутовки; 11 – осевое отверстие; 12 – таллом с ризоидами; 13а – диск Rossica volborta, при-росший ризоидами к таллому Kallionassafalsus serpentina (13б); 14 в – таллом Kallionassafalsus serpentina внедряется в слоевище Rossica volborta, чем напоминает дочернюю почку; 15 – вольбортелла в сравнении с талломом Rossica volborta (18); 16– членики кремневой губки (сеноман Волгоградской обл.), известковая губка стеллиспонгия (юра Германии); 17 – раковины и реконструкция палеозойского наутилуса

Рис.12. 1,3 – членики Rossica volborta, эоцен; 2 – членик Rossica volborta, карбон, 4 – замещенный песком членик Filiformis giganteus; 5,10 – заросли водоросли в прижизненном состоянии; 6 – вид талломов сверху; 7 – вид талломов у основания; 8,9 – членистое строе-ние отдельных талломов.

Рис.13. Современные строматолиты, залив Шарк-Бей, фото автора с фильма «Живая планета»

Дополнительные иллюстрации к статье

5. Ярков А. А. Палеогеографические этюды Волгоградской области. Краеведение: биологическое ландшафтное разнообразие природы Волгоградской области: метод. пособие. – М.: Глобус, 2008. – С. 173-212.

Скачать (4188 hits)

6. Ярков А. А. Проблемы систематики и экология известковых макрофитов (RHODOPHYTA) прибрежных экосистем фанерозоя. Палеонтология и совершенствование стратиграфической основы геологического картографирования: материалы LV сессии Палеонтологического общества РАН. СПб, 2009  С. 172-174.

Скачать (2127 hits)

7. Ярков А. А. Багряные водоросли (RHODOPHYTA) протерозоя. Эволюция органического мира и биотические кризисы: материалы LVI сессии Палеонтологического общества РАН, СПб, 2010. – С. 123-125.

Скачать (1643 hits)

8. Ярков А. А. Ископаемые водоросли мела и палеогена правого берега Волгоградского водохранилища, их стратиграфия и экология. Сборник научных статей: Проблемы комплексного исследования Волгоградского водохранилища. Волгоградское научное издательство, 2009. – С. 33-50.

Скачать (2310 hits)

9. Ярков А. А. Тафономия Cyanophyta и детализация форм вегетативного развития ископаемых родолитов (Rhodophyta). Темпы эволюции органического мира и биостратиграфия // Материалы LVII сессии палеонтологического общества при РАН (5-8 апреля 2011 г., Санкт-Петербург). СПб, 2011. – С. 141-144.

Известковые Stylinalitaceae и Volgogradellaceae создавали на песчаных и глинистых субстратах прибрежных, неустойчивых экосистем прочные пластовые и тонкослоистые,  ветвистые (трубчатые и  не трубчатые) и даже комковатые и шаровидные талломы. Например, от материнского таллома Callionassafalsus (Kallionassafalsus)  serpentine (рис.1) могли почковаться различные, непохожие друг на друга, «дочерние» формы вегетативного развития:  розетковидные Florilapisoformis (рис.2а,2б); зернистые Criptoflorilapisoformis (рис.3а,3б); ветвистые, без шишечек Parastilinalitoformis (рис.4); вееровидные Sagalaeviformis (рис.5,6);  пирамидки Rossicaformis (рис.7,8); листообразные  Philloniformis (рис.9а,9б,9в); эллипсовидные Sporangioformis (рис.11); оригинальные Tuberosusformis (рис.10); почковидные Reniformis (рис.12,13); пластовые, тонкослоистые Melebesioformis (рис.16); цилиндрические  Paraotscheviformis (рис.14) и шаровидные Solenoporaformis (рис.15) (в честь Solenopora, которых Маслов отнес к водорослям Corallinaceae).

Скачать (1155 hits)